26.02.2024
Пн
Агентство информирования потребителей
ПнВтСрЧтПтСбВс
   
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
   

«Потребительский экстремизм» -  подлость термина
Алексей Корягин, председатель Объединения потребителей России

«Потребительский экстремизм» - подлость термина

В апреле (2023 г., ред.) многие депутаты, чиновники и журналисты стали вновь активно ворочать термином «потребительский экстремизм», вбрасывая его публичное пространство, манипулируя им в интересах сомнительного бизнеса. Дело дошло то того, что в «потребительском экстремизме» напрямую обвинили уполномоченного по правам потребителей в Республике Башкортостан Валерия Самохина, в результате такой атаки он лишился этого статуса.

По моему убеждению, использование термина «потребительский экстремизм» («потребительский терроризм» и т.п.) – подлость.

В чём подлость термина «потребительский экстремизм»? Соответственно, в чём подлость тех, кто его использует?

Главное – по факту такого явления, как «потребительский экстремизм» не существует (об этом еще – ниже), а есть юридически опытные и настойчивые юристы, защищающие интересы потребителей. Использование же термина, соответственно и понятия «экстремизм», является неправомерным и неприемлемым в связке с прилагательным «потребительский», так как лицо, которое его использует, само нарушает Закон.

Каким образом?

С правовой точки зрения, понятие «экстремистская деятельность» («экстремизм») имеет чёткое определение в Федеральном законе «О противодействии экстремистской деятельности», также за действия экстремистского и террористического характера предусмотрена уголовная и административная ответственность.

Обвинение в любом виде экстремизма и терроризма – это очень серьезное обвинение! Его надо обосновывать. Но в контексте защите прав потребителей о «потребительском экстремизме», то есть деятельности, направленной на насильственное изменение основ конституционного строя и т.д., следуя терминам из основных понятий Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности», даже говорить бессмысленно.

Более того, человека, который обвиняет кого-либо в «потребительском экстремизме», по моему мнению, сам совершает противоправное деяние – возбуждает социальную рознь (а вот это термин есть в вышеназванном законе), противопоставляя интересы предпринимательского сообщества интересам самого большого социального социума – потребителей. Кроме этого такой «спикер» нарушает сразу несколько статей Конституции России, в том числе положения статьи 29, возбуждая своим выступлением в публичном пространстве социальную ненависть и вражду.

В итоге, человек, обвинив кого-то в «потребительском экстремизме», сам встает на позицию экстремиста.

Таким образом, официальное лицо, которое обвиняет других (юриста, потребителя, общественную организацию), стремящихся защитить свои права, права группы потребителей, неопределенного круга потребителей, в «потребительском экстремизме» должно отдавать себе отчёт в том, что оно должно такое обвинение (причем, обвинение в конкретном случае и при конкретных обстоятельствах) основывать нормами закона, а не огульным очернением людей и организаций. То есть, за свои слова надо быть готовым ответить. А вот здесь уже у таких «обвинителей» ничего не получается.

Кроме юридической стороны вопроса есть ещё и его морально-нравственный аспект. Думаю, не стоит объяснять - с чем ассоциируются у граждан нашей страны термины экстремизм, терроризм, фашизм (особенно сейчас при проведении СВО). 

Громогласно же используют этот термин только для того, чтобы, обвинив грамотных потребителей и юристов в так называемом «экстремизме», «терроризме» и т.п., уйти от ответственности за нарушения потребительского, а очень часто и уголовного законодательства.

Прибегают к такому очернению, чтобы отвести от себя внимание, исключительно те коммерсанты и чиновники (эти скрытые компаньоны бизнеса), у которых самих рыло в пуху.

Термин «потребительский экстремизм» для них – последний аргумент бракодела (или  мошенника).

Журналисты же используют этот термин либо по заказу, либо по бестолковости, или же просто, чтобы немного поджарить свой материал.

Я неоднократно освещал эту негативную тенденцию, в том числе здесь; повторяться не буду.

Поэтому не лишним будет сказать ещё раз - не надо раскалывать общество!

Мы – защитники прав потребителей в нашей деятельности ориентируемся на тезис Президента о том, что «Главная цель защиты прав потребителей – сохранение материального и морального благополучия людей, их здоровья. Кроме того, это и серьёзный стимул для бизнеса развиваться, повышать конкурентоспособность своих товаров и услуг, их качество».

Пора заканчивать с таким ошельмованием людей, защищающих свои и наши потребительские интересы. Раздувание термина «потребительский экстремизм» - подлая и опасная для всего общества тенденция.

В этой связи Объединение потребителей России прореагирует на такие ложные обвинения, и в ближайшее время начнет свою просветительскую кампанию по контрпропаганде в отношении лиц, использующих термины «потребительский экстремизм» («терроризм») в публичной сфере, как фактическое обвинение всего национального потребительского движения.

Такая просветительская кампания начнется уже в мае 2023 года.

Алексей Корягин, главный редактор АИП ОСОКА

Теги
Последние новости
Февральский подкаст председателя ОПР
Основная тематика – Практика общественной деятельности [»]
ОПР о практике борьбы с фальсификатом
В Общественной Службе Новостей состоялась пресс-конференция [»]
«Звезда качества России» - новый старт
Объявилено о начале принятия заявок от претендентов на звание лауреата [»]
Мы гарантируем, что Ваши данные не будут использованы для рассылки нежелательной информации и ни при каких условиях не будут переданы третьим лицам согласно
политике конфиденциальности
создание и продвижение сайтов Agelar Создание и продвижение сайтов